среда, 18 ноября 2015 г.

Заметки на книжных полях с семенами зла

           «Не нравился мне век и люди в нём не нравились, и я зарылся в книги»,- писал Высоцкий, и его сверстники, а затем и «поколение дворников и сторожей» могли следовать за Гамлетом из этого стиха без опасения за своё психическое состояние, чего не скажешь о нынешних читателях книжного слова в современной РФ. Без опыта и рассудительности, а также при излишней доверчивости (особенно ею отличается старшее поколение) любитель перелистывать страницы оказывается в объятиях ничем не прикрываемой пропаганды. Заряд её не столь мощен, как телевизионное воздействие, поскольку не даёт готовой картинки с психологически агрессивными комментариями, в совокупности внедряющими подменную картину мира, эффект от чего проявляется значительно скорее и действеннее,- тогда как чтение книг оставляет возможности для хотя бы остаточной рефлексии и анализа. Но эта беспрецедентная информационная война берёт на вооружение все средства обработки потребителя, а потому вполне предсказуемо обращение пропагандистской машины и к книжному сегменту - отчего бы не воспользоваться безотказными средствами там, где потенциальный читатель уже предрасположен к именно той картине мира, которая сформировалась и от собственной нерассудительности, и от упрощённого представления о действительности как единственно верного, и после навязывания реальности, которой очень сложно противостоять? Хватает принимающих тексты таких изданий за аналитику, есть и те, кто привык безоговорочно верить печатному слову и не соблюдает гигиенических правил при прочитывании, а значит, на книжный рынок можно выпустить десятки изданий, тематически объединенных украинскими событиями. Соблюдена разножанровость – присутствует «политическая аналитика», немало «публицистики» (эти два направления отличаются наибольшей популярностью), не забыты «исторические обзоры», «информация из первых рук» - украинские авторы, есть и «художественная проза» (фантастика и боевики), а также вариации на историко-краеведческую тему. Особенно много книг появилось про Крым – необходимо закрепить сотворённое изменение его статуса в подсознании как свершившийся факт, о котором как о само собой разумеющемся говорят в социуме, и который легитимизируется высказываниями или текстами известных людей, когда-то полюбивших Крым.
          За последние пару лет ситуация в российском книгоиздании, особенно в сегменте «информационного оружия», изменила само представление о книге. Можно считать, что произошло окончательное вытеснение жанров рассудительной публицистики и аналитики из широкого книгоиздания и замещение их ориентированными на пропаганду изданиями, являющимися элементами информационной войны. Началось это не одномоментно.
           Вначале следует обозначить специфику российского книжного рынка. На протяжении всех двухтысячных годов основными действующими лицами в издательском деле являлись две структуры - «АСТ» и «Эксмо». «Гамбургский счёт», предъявляемый к каждому из этих книжных холдингов, был бы весьма внушительным, но первый из крупнейших игроков рынка до недавнего времени отличался более качественным издательским портфелем – в том числе и в части историко-публицистического направления. Его основной конкурент, «Эксмо», с середины 2000-х стал выпускать большое число наименований в этом сегменте, которые были весьма спорны с историко-фактологической точки зрения и стали методично расширять границы допустимого в книгоиздании. Одной из основных тем, нашедших отражение в выпускаемых холдингом книгах историко-публицистического жанра, стала мягкая реабилитация Сталина. «Эксмо» выступило здесь первопроходцем, и книги, подвергавшие сомнению преступность Сталина, обосновались на магазинных полках на правах равных гостей наряду с качественной публицистикой и мемуаристикой именно стараниями этого издательского гиганта. Первые годы такая ползучая книжная ресталинизация воспринималась с «зажиманием носа», как живое проявление принципа «деньги не пахнут», и была явлением маргинальным, хотя продукция подобного толка и сформировала свою узкую нишу читателей. В разгар развившейся в 2011 году интернет-дискуссии о допустимости появления серий «Сталинист»  и «Сталинский ренессанс» от одной из любимых прозаиков интеллигентного читателя Людмилы Улицкой в адрес своего тогдашнего издателя (в следующем году она перешла в «АСТ») не прозвучало никаких отрицательных слов, не говоря об осуждающих. Её позиция выглядела в ответе своему отказавшемуся от покупки книг «Эксмо» собеседнику так : «Вы стоите на очень жестких позициях, и я не поддерживаю таких категоричных и экстремальных взглядов. Перевоспитывать издателей я не считаю возможным. А книги мои можете и не читать, если у вас такая жесткая позиция. Но не загоняйте меня в такую ситуацию, при которой я вообще не смогу публиковаться». Схожую позицию, с апелляцией к свободе, занимал работавший тогда редакционным директором «Эксмо» и эмигрировавший в 2014 году из РФ Л.Бершидский,  назвавший  общественное порицание формой доноса. Широта таких взглядов и терпимость в оценках подкреплялась молчаливой поддержкой книготорговых структур, не объявивших бойкот этим книгам, а предоставивших прилавки под методично расширявшийся ассортимент.
            Издания на тему осмысления недавнего прошлого содержали в себе начатки той пропаганды, которая хорошо известна теперь любому телезрителю,- в названиях фигурировали слова, апеллирующие к раскрытию неких глубоко засекреченных тайн и приобщавших своих читателей к сокровенным знаниям. «От вас это скрывают!», «не дай промыть себе мозги!», «злодей или гений?» - примерно такого плана фразы служили своеобразным магнитом для читателей-любителей лёгких решений, создавая важность – ведь тайной информацией хотят поделиться именно с ним, читающим эти строки, одновременно вводя его в своеобразную «группу обладателей знания». Максимально провокативные названия стали мало-помалу входить в обиход книжных обложек – «Американцы на Луне не были!», «Слово о полку Игореве - подделка тысячелетия», «Охота за золотом Путина», «Если бы я был Сталиным» и т.п.
         Само название «Эксмо» старались не привлекать для издания пропагандистских книг. Так, издательство «Яуза» нигде явно не упоминается как часть «Эксмо», но его адрес и телефон на официальном сайте полностью совпадают с контактными данными «Эксмо», на сайте которого также можно встретить  название «Эксмо»-«Яуза», при этом основная часть одиозных книг издана именно «Яузой» - серии «Грязное бельё» Кремля», «Спасай Россию!», «До встречи в СССР!», «Власть жуликов и воров», «Запрещённая история. От вас это скрывают!» и ряд других. Помимо него, «Эксмо» участвует в реализации книг издательства «Алгоритм», где выходят десятки наименований в упомянутых жанрах. Среди авторов можно встретить В.Кожинова и С.Кара-Мурзу, К.Потупчик и В.Бушина, А.Пушкова и Б.Миронова, О.Матвейчева и А.Караулова, А.Дугина и С.Куняева, а среди серий – «Иго иудейское», «Всех воров на кол!», «Проект «Путин», «Вежливые люди», «Власть без мозгов». Некоторые наименования выходят под маркой самого «Эксмо» - например, «Берия без лжи», «Любовь Орлова. О Сталине с любовью».
         Девальвация информационных смыслов более чем красноречива – например, книги о «плохом Путине» в 2011 году можно было свободно купить  в Государственной Думе. «Выпускание пара в свисток» стало возможно самыми разнообразными способами – если в советские годы для этого служила «Литературная газета», то сейчас стало можно прочитать, например, книгу Виктора Илюхина «Путин. Правда, которую лучше не знать», или, в зависимости от вкусов и предпочтений, уже устаревшую по взглядам автора «Путин. Семь ударов по России» Эдуарда Лимонова - без каких-либо последствий для чего-либо. Зато заинтересованный читатель получал всё, что хотел, не видя, что ни чтение книг, ни факт их выпуска и наличия в продаже не дают никакого действенного эффекта. Времена, когда под дверьми квартиры выпустившей две книги записок «кремлёвского диггера» Е.Трегубовой гремел взрыв, миновали: обессмысливание слов и смыслов, с возможностью «иметь свою уникальную правду» каждому, оказалось куда более действенным и незатратным. Имена В.Буковского, А.Пионтковского, Б.Немцова, М.Ганапольского, смотрящиеся инородно на фоне выпускаемых в той же издательской серии В.Бушина и М.Калашникова,  говорят читателю, чей взгляд скользит по полке книжного магазина: «Все они одним миром мазаны, правды нет ни у кого».
         Выход в свет и чтение таких книг не гарантируют ни качественной информации читателям, ни отсутствия претензий государства к содержанию для издателей. В частности, была признана экстремистской книга И.Фальковского «Ударные отряды против Путина» (книгу по-прежнему можно купить в интернет-магазинах). В недавнем интервью «Радио Свобода» вынужденный уехать из РФ Фальковский уточнил, что название книги, изначально предполагавшейся к выпуску как «Гражданская война уже началась», было заменено в «Эксмо» на более громкое, хотя в тексте её В.Путин не упоминается, а на обложку было поставлено фото с «приморскими партизанами», что, по мнению автора, могло послужить проверочной активности. А в само издательство «Алгоритм» наведались представители следственных органов, результатом чего стало возбуждение уголовного дела против директора и главного редактора за публикацию юношеского романа Геббельса и статей Муссолини. В опубликованном на своём сайте письме, апеллировавшем в том числе и к «прогрессивной общественности», руководство издательства всячески заверяло правоохранителей в важности для государства того, что они делают, приводило имена своих авторов и «с прискорбием констатировало», что «и официальная Россия, и весь просвещенный мир проспали стремительное возрождение фашизма на Украине». Кроме руководителей издательства, проявляют интерес и к его авторам: находится в заключении написавший признанные экстремистскими книги В.Квачков, недавно в очередной раз был задержан возглавлявший в 1994 году комитет по печати Б.Миронов, выпустивший ряд скандальных книг, в числе которых "Русские. Последний рубеж" и "Битва с игом иудейским", а до этого под домашний арест был помещён Ю.Мухин.
          Генеральный директор «Эксмо» О.Новиков, основавший развившееся в крупнейший книжный холдинг издательство в 1993 году (возможно, читатели вспомнят его в компании с Александрой Марининой в числе гостей программ «Что? Где? Когда?» в одном из сезонов середины 90-х), был единственным представителем книгоиздательского сообщества на встрече В.Путина с деятелями культуры в 2011 году. Через некоторое время стало известно о миллиардных налоговых претензиях к книгоиздательскому холдингу «АСТ», двое из совладельцев которого на фоне этих событий сменили страну проживания, а О.Новиков стал вскоре полным собственником основного конкурента. Настолько одиозных изданий в «АСТ» не выходило – претензии можно было предъявить разве что к «реконструкторам истории» А.Фоменко и Г.Носовскому. Отличительной его чертой было привлечение авторов из других издательств – из «Эксмо» сюда перешли П.Дашкова, Ю.Шилова, Д.Корецкий, Е.Михалкова, Т.Луганцева, Г.Куликова (её пример особенно показателен -  после ухода в «АСТ» она через некоторое время вернулась к «Эксмо», а часть её книг по-прежнему продаётся в «АСТ»). Привлекало авторов, конечно же, и «Эксмо», но его конкурент имел в этом вопросе пальму первенства. Активно работали здесь и над обеспечиванием эксклюзивности по правам на издание «вечнозелёной классики»: В.Сутеева, С.Маршака, С.Михалкова, «Винни-Пуха», «Муфту, Полботинка и Моховую Бороду» и ряд других детских книг теперь можно купить только в изданиях «АСТ», ввиду чего тот же иллюстрированный вариант «Винни-Пуха» недоступен по цене немалому числу родителей. Наряду с весьма популярными книгами, здесь можно было встретить качественную художественную литературу, ориентирующуюся на неширокого читателя (например, издания входящего в структуру «АСТ» издательства «Corpus», выпустившего произведения П.Вайля, А.Гениса, Г.Грасса и других авторов, а также многократно переиздававшийся «Подстрочник» Л.Лунгиной). Стоит отметить, что в 2003 году «Эксмо» стало фигурантом криминальной хроники в вопросе неучтённых тиражей (при этом генеральный директор холдинга утверждает, что конфликтов с налоговиками у него никогда не было). Ситуация с околополитическими книгами в «АСТ» вскоре после смены владельца также существенно изменилась – там тоже стали выходить книги о Сталине («Сталин. Большая книга о нём», «Иосиф Сталин. В личинах и масках человека, вождя, ученого», «Сталин. Кто предал вождя», «Добрый дедушка Сталин. Правдивые рассказы из жизни вождя» (!) и т.д.).
         Между тем, из маргинальной обочины книги о Сталине к тому времени перешли практически в тренд, сообразно развивавшейся ресталинизации - например, в 2013 году в серии «Властелины мира. Уникальные иллюстрированные биографии» в «Эксмо» вышла богато оформленная недешёвая подарочная книга «Великий Сталин». Издательский портфель при этом по-прежнему содержал и «Колымские рассказы» Шаламова, и книги Василия Гроссмана «Жизнь и судьба» и «За правое дело». Методичное закрепление образа верховного вождя, который является центром мира, сверхчеловеком, а находящиеся рядом с ним пребывают в исключительно подчинённой роли, нашло отражение в названиях вновь выходящих книг («Сталинский маршал. Георгий Жуков», «Волкодав Сталина. Правдивая история Павла Судоплатова», «Вячеслав Молотов. Сталинский рыцарь холодной войны», «Небесный спецназ Сталина. Из штрафной эскадрильи в крылатые снайперы» и множество других). Практически в то же время (2012-2013 годы) стало декларироваться положительное отношение к Брежневу и периоду его правления (например, выход книг «Брежнев. Генсек «золотого века» и «Брежнев без лжи. Да здравствует «Застой!» в «Эксмо», «Брежнев. Уйти вовремя» в «Алгоритме») и чуть позже к Андропову, что удачно совпало с его столетием («Великий Андропов. Железный генсек», «Парадокс Андропова. «Был порядок!», «Андропов. КГБ отвечает за всё» в «Эксмо», «Секретная миссия Андропова» в «Яузе», биография в серии «ЖЗЛ»). А вернувшее из лагерей политзаключённых время правления Хрущёва и сама его фигура, напротив, стали предметом умолчания как в медиасреде, так и в книгоиздании (в 2011 году книга «Времена Хрущёва. В людях, фактах и мифах» была выпущена в серии «Чёрные страницы истории», а из изданий исследовательского плана сейчас можно найти лишь переводную книгу экс-главы ЦРУ Алена Даллеса «Хрущёв. Кремлёвский реформатор», да и рассказ в «ЖЗЛ» о нём может соседствовать с биографиями Уго Чавеса и Г.Зюганова, уравнивая их как «замечательных людей»).
           Наряду с этим, в «Алгоритме» два года назад стала выходить, например, серия, «Как Путину обустроить Россию», где такие разные авторы, как В.Геращенко и А.Проханов, А. Кураев и В.Распутин, Ю.Болдырев и М.Леонтьев, по сути, добровольно лишали себя всякой субъектности, выступая лишь в роли «советников  царю-батюшке». Субъектностью обладают лишь некие небожители, попадающие на вершину государственной пирамиды чудесным образом. Даже юмор и проявление смеха  теперь фигурируют как понятия, достойные избранных: в серии «Афоризмы великих», например, есть наименования "КГБ шутит. Афоризмы от начальника советской разведки", "Собрались Путин, Медведев и Лукашенко… Перлы", "Сталин умел шутить…". Смех здесь является прерогативой успешного властвователя, атрибутом силы и качественно отличается от того смеха, что вызывают, например, тексты М.Жванецкого.
         «Я предал Родину» - название ещё одной серии книг «Алгоритма», объединённых мемуарной тематикой, в числе авторов которой - Пётр Григоренко и Абдурахман Авторханов, а обложки всех изданий венчают пятиконечная советская звезда и портрет Сталина. О выпуске мемуаров Григоренко вряд ли в курсе его живущий в США сын Андрей, несмотря на указание об авторском праве – «(с) Григоренко П.Г., 2014». Впрочем, авторское право – понятие в России весьма условное. Тот же «Алгоритм» в серии «Проект «Путин» издал книгу «Никто кроме Путина» (сохранена пунктуация издания), автором которой значится репортёр британской «Гардиан» Люк Хардинг, заявивший в своём твиттере, что не писал этой книги, и выразивший сомнение в том, что авторитетный политолог Генри Киссинджер действительно является автором вышедшей в той же серии книги «Понять Путина. Политика здравого смысла» (отзывы читателей подтверждают её компилятивный характер). Жертвой издательства стал и обозреватель журнала «Экономист» Эдвард Лукас, сообщивший «Радио Свобода», что его охраняемые авторским правом книги изданы «Алгоритмом» без его ведома. По-своему замечателен комментарий издателя к ситуации: «Директор издательства «Алгоритм» Сергей Николаев в эфире «Эха Москвы» опроверг слова британского журналиста Люка Хардинга о том, что он не имеет отношения к книге про Путина. По словам Николаева, сотрудники просто перевели книгу Хардинга, которая вышла на Украине. Директор издательства отметил, что с британским журналистом они не смогли связаться, но готовы заключить с ним договор и выплатить гонорар. «Нам проще издать книжку, потом человек обращается, мы объясняемся и все». Также не предоставляли прав на издание своих книг «Алгоритму» и С.Доренко (вообще не писавший книгу с названием "Донбасс — дымовая завеса Путина?"), и доведший дело до суда С.Белковский (компиляция статей под названием «Чёрная метка оппозиции»), и обозреватель журнала "The New Times" С.Хазов ("Список Магнитского. Чего боится Путин", договор на книгу для согласования был выслан после её выхода, о чём автор узнал случайно в процессе согласования деталей), и И.Шамир. Г.Юзефович в статье об этих издательских вольностях приводит информацию о том, что свои методы здесь не скрывают - «на сайте «Алгоритма" размещено объявление, приглашающее к сотрудничеству всех желающих заняться "сбором в Интернете материала (статьи, интервью, выступления и т. д.) по заданию редакции" — гонорар за эту работу составляет 3000 рублей за каждый "собранный блок". Между тем, и само «Эксмо» в 2012 году фигурировало как издатель книги о «Pussy Riot» Н.Толоконниковой, не осведомлённой о её выходе, и лишь после отражения ситуации в прессе издательство было заменено в интернет-магазинах с «Эксмо» на «Алгоритм», и вскоре она вообще исчезла из продажи.
          Крупная издательская структура «Олма Медиа Групп», выпустившая 13 лет назад самоучитель «Учимся дзюдо с Владимиром Путиным», наряду с подарочными изданиями, прикладной и детской литературой стала выделять в издательском портфеле как отдельный сегмент жанр в том числе историко-публицистических книг – А.Бушкова, Е.Прудниковой, А.Щербакова, Н.Зеньковича. Достаточно красноречива, например, аннотация к книге Прудниковой с характерным названием «Хрущёв. Творцы террора»: «Сталинское время оболгано и все еще не понято. Хрущевский доклад на XX съезде партии - не более чем хватающий за душу рассказ о колоссальных необоснованных репрессиях, в ходе которых по указке злодея Сталина хватали невинных людей, пытали, и расстреливали без суда. Позднее официальные и "демократические" историки и журналисты, "ища себе чести, а князю славы", довели их число до десятков миллионов, а советский человек, привыкший доверять печатному слову и ученой степени, не сомневаясь, все это проглотил. Репрессии, без сомнения, были - и еще какие! Куда большие, чем живописал Хрущев, - и по числу жертв, и по жестокости, и по цинизму. Вот только это были совсем другие репрессии, и инициировали их совсем другие люди. Весь этот "большой террор" оказался всего лишь схваткой за власть "революционеров" и "государственников". И если бы сталинская команда не миндальничала с "ленинской гвардией", а вовремя с ней расправилась, ничего этого бы не было в нашей истории. Это кажется невероятным, но именно Хрущев был одним из творцов террора, после прихода к власти обвинившим в своих собственных преступлениях Сталина...». Издательство вывело в число бестселлеров книги В.Мединского, неоднократно переизданые впоследствии. Его издания объединила тема «развенчания мифов» – «о русской лени», «о русском пьянстве», «о России как тюрьме народов» и ряда других.  Немалым спросом пользовалась и «Война», изданная в том числе и в качественном подарочном варианте и содержащая, например, такие слова: «Если вы руководитель российского государства, то думать вы будете в первую очередь о своих подданных. И если нужно пустить голых на снег финнов, чтобы ваш народ был в безопасности, вы будете разорять и изгонять финнов.» (Мединский В. Р. «Война: мифы СССР. 1939—1945» М.: «Олма Медиа групп», 2011, стр. 112). Книги Мединского длительное время фигурировали в верхних строчках рейтингов продаж крупнейших московских книжных магазинов, общий тираж их по состоянию на начало октября 2015 года составил  более миллиона экземпляров, а число переизданий и дополнительных тиражей с 2007 года – 110. Ввиду столь результативных показателей их автор стал дипломантом Российского книжного союза (президент союза – экс-премьер-министр РФ С.Степашин) в том числе и за "...неутомимую пропаганду активного изучения истории нашей страны". В конце 2011 года «Олма Медиа Групп» за 2,25 млрд руб, при годовой выручке 0,98 млрд руб за 2011 год и оценке сделки экспертами и участниками рынка в $0,5-2 млрд, стала владельцем акционированного крупнейшего учебного издательства «Просвещение», совет директоров возглавил  один из членов ближайшего окружения В.Путина А.Ротенберг. А автор издательских бестселлеров с исторической составляющей через некоторое время получил кресло министра культуры РФ. Одна из инициатив возглавляемого им ведомства - предоставление госплощадей в аренду под книжную торговлю по льготной цене  с влиянием государства на ассортимент. 
         Год назад Т.Толстая поделилась  с читателями поступившим ей предложением от издательства «Питер» - написать рассказ о Крыме для сборника «Крым, я люблю тебя». «Их (авторов произведений сборника - А.П.) Крым не разделяет, а объединяет, говорит о любви и созидании, о мире, который жив и существует, покуда существует красота, пробуждающая в людских душах свет, доброту и сострадание, способность прощать, протягивать друг другу руки без какого-либо камня за пазухой». Т.Толстая замечает: «Очевидно, это госзаказ, очевидно, надо нашлепать книжечек побыстрее. К декабрю. У них даже не хватает приличия предложить вольную тему. Они заранее знают, как надо, заранее указывают, что именно должно быть написано. Они ЗАРАНЕЕ написали аннотацию к еще не написанному сборнику! Полюбуйтесь на эту аннотацию, она написана людьми, привыкшими сочинять пресс-релизы, рекламные тексты для глянцевых журналов и листовки для предвыборных кампаний. Без какого-либо камня за пазухой, по 30000 рублей за рассказ по прописям. <...> Кто не в курсе нынешних гонорарных обстоятельств — журналы платят 100, 200 долларов за текст, в самом счастливом случае — 10 тысяч рублей. <...> А ведь найдутся, наверное, 20 хедлайнеров (не будем произносить хорошее слово «писатель», и даже «литератор» не будем), которым эти 30000 рублей ой как нужны.». Нелестные эпитеты, которыми известный автор наградила незнакомое ей до этого издательство, выпускающее «коммерческий мусор», с таким же успехом можно было применить и к ориентированному на прибыль «Эксмо», с которым сотрудничает Толстая. А посетителям книжных магазинов продукция расположенного в городе на Неве издательства неплохо известна. Книги Н.Старикова, которыми «Питер» начал вносить свой весомый вклад в изменение книготорговой среды, а вместе с ней и общественного мнения, популярнее уже не выходящей серии «Эксмо» «Сталинист». Число подписчиков «В контакте» у этого автора превышает 180.000 человек. Тираж книг Старикова суммарно составил четверть миллиона экземпляров, наиболее массовыми из которых стали «Геополитика. Как это делается» (40.000), «Россия. Крым. История» (30.000), «Национализация рубля – пусть к свободе России» (20.000). Три книги – «Шерше ля нефть», «Кризис. Как это делается», «Сталин. Вспоминаем вместе» - вышли и на украинском языке. Презентация последнего издания в Киеве была сорвана  представителями партии «Свобода» (депутат А.Ильенко, комментируя позднее произошедшее журналистам, отметил, что «в столице независимой Украины» недопустимо проводить «антиукраинские презентации» и рекламировать книги, прославляющие Сталина, виновного в гибели миллионов украинцев»). Стариков, считающий смерть Сталина результатом отравления его западными спецслужбами и выступающий за национализацию российского Центробанка, является, между тем, коммерческим директором ОАО «Первый канал – Санкт-Петербург». Книги его можно встретить и в книжном магазине Торонто с пометкой «Лидер продаж», а в середине октября он принял участие в международной политической конференции в германском городе Бад Зооден-Аллендорф. Стариков – постоянный участник встреч с читателями в крупных книжных магазинах, в «Московском доме книги» такое общение проходило в рамках «Литературной гостиной». Стоит также отметить, что на фасаде «МДК» на Новом Арбате трижды появлялись баннеры уничижительного характера, посвящённые представителям либеральной среды (в их числе, например, Б.Немцов), а сам магазин является государственным предприятием. Скандальное общение Старикова со студентами РГГУ обернулось увольнением «по собственному желанию» одной из методистов ВУЗа, на котором настаивал  сам лектор и руководство университета. Комментарий Старикова предваряет издание протоколов допроса Колчака, известный учебник С. Платонова по истории (без стеснения переименованный издательством в «Единый учебник истории России с древних времен до 1917 года»), книгу «Воспитание православного Государя в Доме Романовых». Впрочем, помимо корректировки авторского заглавия, издательство не видит ничего страшного и в названиях таких своих изданий, как «Отжимать — это нормально. Как получать максимум от сотрудников» и «Рисуем войнушку. Как ухошлепы с дурандасами воевали». А недавно там вышла уже успевшая попасть в число бестселлеров «Ozon.ru» программная по сути книга хорошо известного жителям Донбасса П.Губарева «Факел Новороссии». Её презентация с участием автора  прошла  в ростовском сетевом книжном магазине.
           Достаточное число выпускаемых изданий - из тех, которые в цивилизованном обществе были бы подвергнуты остракизму,- пользуется неплохим спросом в крупнейших российских интернет- и оффлайн-магазинах, а сами торговые структуры руководствуются в этих случаях, как и издатели, исключительно коммерческими соображениями. Например, в «Ozon.ru» биографическая книга «Игорь Стрелков – ужас бандеровской хунты. Оборона Донбасса» имела пометку «Бестселлер», а, помимо этого, сопровождалась словами «Озон» рекомендует». Возрастная маркировка этой книги обозначена как «12+» (!). Многочисленные положительные отзывы о такой книжной продукции можно без труда найти в известных интернет-магазинах, помещающих у себя мнения читателей. Интернет пестрит фотографиями стеллажей российских книжных магазинов с книгами об Украине как средоточии зла, о мировой закулисе как источнике российских проблем (особенно замечателен пример с книгой обладателя первой «Хрустальной совы» «Что? Где? Когда?» Нурали Латыпова «Заговор Англии против России. От Маркса до Обамы»). Можно отметить, что читатель сейчас сам «голосует за это рублём», издатели лишь участвуют в обеспечении вполне устоявшегося спроса, в создании которого они принимали весьма активное участие. Вот, например, цитата из вышедшей в 2009 году статьи  о внедряемой уже тогда и мало кем замеченной украинофобии: «Не удержаться от еще одного примера: что россиянин может прочесть об Украине из справочников типа «Двадцать лучших экскурсий по Украине». Я попросила свою подругу в Москве зайти в книжный магазин и посмотреть, что там можно купить из книг об Украине. Она сделала все достаточно скрупулезно. Вот присланный ею список книг <…>:
Украина. Перезагрузка, 2009
Жильцов С. Фашизм в Украине: угроза или реальность? 2008
Независимая Украина. Крах проекта (2009 – А.П.)
Калашников М. Поле боя — Украина. Сломанный трезубец,6 февраля 2009.
Савицкий Г. Россия и Украина. Когда заговорят пушки, 2007
Широкорад А.Б. Заявка на самоубийство. Зачем Украине НАТО? 2009
Крючков Георгий, Табачник Дмитрий, Симоненко Петр, Гриневецкий Сергей, Толочко Петр. Пропавшая грамота. Неизвращенная история Украины-Руси, 2008
Дикий А. Нации без дураков. История Украины и ее соседей, 2009
Дубовис Г. Пособники Холокоста. Преступления местной полиции Белоруссии и Украины, 1941—1944, 2008
Дин М. Россия и ее «колонии»: как Грузия, Украина, Молдавия, Прибалтика и Средняя Азия вошли в состав России. 2007
Здесь совершенно излишне что-либо комментировать. Названия этих «литературных, публицистических и научных творений» говорят сами за себя.»
           «Привечают» в российской книготорговле и отдельных украинских авторов. Так, «Вече», одно из основных издательств на ниве историко-мемуарной литературы, в разгар трагических событий в донецком аэропорту выпустило мемуары экс-премьер-министра Украины Н.Азарова, имевшие немалую популярность у читателей. Можно встретить и книгу А.Манчука «Кровь Донбасса», и книгу Л.Кучмы и Л.Вершинина «Две Украины - две России» (интересно, знает ли о выходе этого «совместного издания» экс-президент Украины?), и творения убитого О.Бузины (последние, выпущенные украинским издателем, встречаются, в основном, в интернет-магазинах). Можно упомянуть и немалое число книг, вышедших в издательстве «Центрполиграф», и в дружественном  российскому "Союзу ветеранов госбезопасности" издательстве «Кучково поле», и в ряде других.
             Переход от публицистики и минимальной наукообразности к пропаганде произошёл незаметно для читателей. Между тем, перестройка захватила практически все сферы книжного ассортимента, служащего государственным задачам. Так, не обделены вниманием государства и образовательные издательства. Успешно применявшиеся на протяжении многих лет учебные программы, а то и, как в случае с имевшими место ещё в советское время фундаментальными разработками Л.Занкова, целые образовательные системы вдруг перестали удовлетворять Минобрнауки РФ. Мест в федеральном перечне учебников лишились, помимо выпускающего пособия по Л.Занкову «Дома Фёдорова»,  давно работающие издательства «Мнемозина», «Титул», «Баласс», проигравшие все суды. Представителям авторского коллектива Федерального научно-методического центра имени Л.В.Занкова (более 40 человек) не так давно пришлось перейти  в издательский центр «Вентана-Граф», входящий в холдинг «Эксмо-АСТ» и ожидаемо не имеющий проблем с апробацией своих пособий. Бенефициарами федерального перечня стали «Просвещение» и «Дрофа» (помимо упомянутой «Вентаны-Граф», это издательство в 2014 году также  стало  частью бизнес-империи О.Новикова). С учётом давно имеющих место разговоров о единых учебниках истории и литературы решение этой задачи на базе нескольких крупнейших издательств будет техническим вопросом, тем более, что традиционность большинства тех же учебников «Просвещения» по истории хорошо известна. Между тем, более трёх лет назад в продаже появились школьные тетради с портретом Сталина, и министр образования РФ не увидел оснований для их запрета, а арт-директор компании-производителя прокомментировал тогда ещё имевшие место протесты общественности словами – «С какой стати нам изымать такой удачный продукт?». В известных московских книжных магазинах теперь можно без труда найти как подарочный календарь с двенадцатью изображениями на каждый месяц года, так и отдельный портрет Сталина.
          Не забыта и история более давнего прошлого – из печати стало выходить достаточно книг, обосновывающих очень давнее происхождение жителей Руси или пытающихся опровергать некой якобы сенсационной информацией исторические факты (например, серии «10 тысяч лет русской истории», «Всё было не так! Как перевирают историю» или книга «Киевской Руси не было! О чём молчат историки»), а также активно стала освещаться тема славянства. Академичное знание выглядит слишком усложнённым для массового читателя, с энтузиазмом воспринявшего возможность «срезать», по Шукшину, тех «доцентов с кандидатами», которые почему-то оперируют куда более научными терминами, чем «новые историки». Свой «удар по норманнской теории» нанёс и сатирик М.Задорнов, чьё имя стоит на обложках пяти книг по этому вопросу (кроме них, он является автором пособия по нумерологии).
         Нельзя не вспомнить и о многократно переизданном сборнике рассказов «Несвятые святые» влиятельного в РПЦ наместника статусного Сретенского монастыря, недавно ставшего епископом о.Тихона (Шевкунова), общий тираж которого ещё в 2012 году превысил 1,1 млн экз. Один из критиков книги замечает: "Несвятые святые" - это свидетельство того, как суеверие подменяет собой веру, создавая иллюзию духовной жизни и созерцания неисповедимых "путей Господних", а на практике оборачиваясь элементарным оккультным аутотренингом". Сборник рассказов смотрится вполне безобидно на фоне пропагандистской продукции, но, тем не менее, беспрецедентный тираж и неподдельный спрос на издание подтверждают восприятие его читателями окружающего мира в парадигме «жертва-палач», хорошо развитое чувство вины, их более чем широкие представления о порядочности, допустимости и личностном начале. Прот.Георгий Эдельштейн в своём «Живом журнале» пишет: «Сын Человеческий никогда не взирал величественно на ползающих перед Ним на коленях. Наместник – не христианин, и все, кто молчал, кто боялся обличить мерзавца, кто побоялся сказать вслух здесь, в алтаре, что отказывается сослужить ему, должны быть запрещены в священнослужении впредь до раскаяния, ибо они убоялись человека паче, нежели Бога, служили наместнику, начальнику, а не Богу. Я категорически отвергаю такое «послушание» и такое «смирение», к которому на всех шестистах страницах призывает христиан о.Тихон. Я не нахожу примеров такого «смирения» в Евангелии, я вижу его только в восточных деспотиях да в сталинском СССР. Первоверховный апостол Петр постоянно возражал Христу, спорил с Ним, хотя каждый раз убеждался в правоте Учителя, а потом опять спорил. И Господь лишь однажды смирил его, но не поленом по лицу и не коленом под зад, а только Своим словом. <…> Полные глубочайшего смысла слова "для смирения" превратились в Московской Патриархии в универсальное орудие борьбы и побед.» Также он добавляет: «О.Тихону и его почитателям нравится жить в тоталитарном обществе, в тоталитарной Церкви, а мне нравится в Соборной, где люди – не колёсики и не винтики, где достоинство человека не определяется головным убором.». Эстетизация армейско-тюремных взаимоотношений как основы бытия и представление о Высшей Силе как о верховном властителе не вызывают у сотен тысяч читателей протеста и, что самое печальное, именно они ассоциируются у поклонников книги с христианством - «вынесем всё, что Господь ни пошлёт!». Помимо «Несвятых святых», перу о.Тихона принадлежат, например, книги «Гибель империи. Византийский урок» и "С Божьей помощью возможно всё! О Вере и Отечестве" (издана в серии "Коллекция Изборского клуба"). Впрочем, по степени одиозности книги возможного будущего патриарха (именно так оценивают о.Тихона некоторые современные церковные исследователи) не достигают уровня популярных трудов закафедрой русского и иностранных языков Военной академии Генштаба ВС РФ доцента Т.Грачевой - "Святая Русь против Хазарии: алгоритмы геополитики и стратегии тайных войн мировой закулисы" (тираж 20.000 экз), "Невидимая Хазария: алгоритмы геополитики и стратегии тайных войн мировой закулисы", "Когда власть не от Бога: алгоритмы геополитики и стратегии тайных войн мировой закулисы", "Последнее искушение России: к какой войне должна готовиться Россия" (издана 25-тысячным тиражом). Упоминать о книгах А.Дугина и вовсе излишне.
         Пользуются спросом у читателей и выходящие в серии «Военная тайна с Игорем Прокопенко» книги, написанные этим телеведущим. Перечень охваченных тем и их глобальность столь впечатляющи, что приведу все названия:
"Битва цивилизаций. Что грозит человечеству?",
"Великие тайны Вселенной. От древних цивилизаций до наших дней",
"Вся правда об Украине. Кому выгоден раскол страны?",
"Код бессмертия. Правда и мифы о вечной жизни",
"Неизвестная Русь. Тайны русской цивилизации",
"Пища Богов. Секреты долголетия древних",
"По обе стороны фронта. Неизвестные факты Великой Отечественной",
"Пришельцы государственной важности. Военная тайна",
"Теории заговоров. Кто правит миром?",
"Территория заблуждений. Запрещенные факты".
          Сила печатного слова, его сакральность для немалого числа читателей сродни реакции на радио- и телевизионное воздействие – они вызывают безоговорочное доверие, сопровождаемое пиететом. Автор этих строк неоднократно сталкивался в 90-е годы со словами «Но ведь по радио сказали!», при очень тяжёлой судьбе воспринимавшего это весомым аргументом пожилого близкого родственника. Впрочем, это тема отдельного исследования, о результатах которого хорошо осведомлены в политтехнологической среде. Увы, не научно-популярные программы уровня «Очевидного-невероятного» Капицы, а подобные телепередачи, а вместе с ними и книги стали формировать у широкого зрителя и читателя представления о мире, об окружающей действительности, истории, науке и их месте в жизни. Информация, бывшая откровением в конце 80-х, в результате такой подачи девальвировалась и обесценилась. Серьёзнейшая перестройка Академии наук, обучение теологии в МИФИ, ликвидация существовавшей ещё с екатерининских времён «Российской книжной палаты» (выделением обязательного для каждой книги уникального номера ISBN на некоторое время поручали заниматься агентству «ТАСС»),  угасание научно-популярных программ (даже «В мире животных» оказалось задвинуто на малоизвестный канал и стало выходить в неудобное время) и другие многочисленные факты из общественно-культурной жизни сыграли свою роль. Легитимизация псевдонаучной литературы и псевдопублицистики, утвердившийся отказ от правдивости как критерия уровня книги привели и к тому, что спрос на качественную по содержанию нехудожественную литературу упал в разы. Это сказалось на тиражах таких изданий, существенное уменьшение которых, в свою очередь, серьёзно повлияло на цену, ещё больше сократив для не слишком богатого вдумчивого читателя возможность полистать столь любимую им бумажную книгу. Например, книги издательства «Альпина Нон-Фикшн» имеют розничную цену около 500 рублей, при этом в выпуске некоторых замечательных переводных книг принимал финансовое участие фонд Дмитрия Зимина «Династия», не так давно вынужденный прекратить своё существование. А гендиректор "Московского дома книги" Н.Михайлова отмечает  существенное увеличение числа тех, кто приходит в магазин просто почитать, поскольку нет денег (в провинции с достатком дело обстоит ещё хуже). Один из немногочисленнейших положительных примеров - издательство «Российская политическая энциклопедия» («РОССПЭН»), известное выпуском 100-томной «Истории сталинизма» и продолжающее издавать мизерными тиражами исторические исследования нового и новейшего времени, основанную на документах и фактах литературу.
          Между тем, русскоязычная, издающаяся в России книга по-прежнему является основным товаром на полках украинских книжных магазинов - так, согласно информации  вице-премьера правительства Украины А.Сыча, этот показатель составляет 60%, что, по его мнению, угрожает национальной безопасности. Тесное переплетение российского и украинского книжных рынков отмечает и директор харьковского издательства «Фолио» А.Красовицкий (начинавший деятельность в книжном бизнесе вместе с будущим гендиректором «Эксмо» О.Новиковым), не забывая о коммерческой составляющей этого вопроса. «Фолио», кстати, выступило издателем новой книги уже упомянутой выше Е.Трегубовой, которой не удалось сделать это в России (в этом вопросе ей незадолго до убийства пытался помочь Б.Немцов). Излишне упоминать, что украинское издание её книги не найти на российских прилавках. А другой вице-премьер, министр культуры Украины В.Кириленко в марте этого года озвучил  необходимость лицензирования всей ввозимой на территорию страны книжной продукции. За прошедшие полгода ситуация в этом вопросе не  изменилась - напротив, недавно имели место незаконный и несанкционированный вывоз и уничтожение книжной продукции со складов национальной украинской сети книжных магазинов «Буква», в том числе и детские книги.  
           Массовый российский читатель оказался полностью дезориентирован, работа над изменением уровня его восприятия продолжает вестись столь же чётко и целенаправленно, как пару лет назад. Новая варваризация несёт в себе и вполне прогнозируемую враждебность к книгам. Как заметил хорошо знакомый читателям киевской газеты «День» политолог Дмитрий Шушарин, всё началось 13 лет назад с публичного уничтожения «Идущими вместе» книг Владимира Сорокина. Такая деталь, как ликвидация всех букинистических точек на Арбате, выглядит на этом фоне пустяком. Последние громкие события с Библиотекой украинской литературы и рекомендацией Первой Научно-популярной библиотеке убрать из доступа монографию С.Абашина "Национализмы в средней Азии: в поисках идентичности" наглядно иллюстрируют эти реалии. Недавнее присуждение самой престижной премии по литературе Светлане Алексиевич показало, как и Россия, и Белоруссия пытаются заявить права на пишущую по-русски исследовательницу советского и постсоветского времени, закрывая глаза на ту страшную действительность, которую пытается осмыслить с пропусканием через своё сердце нобелевский лауреат, и которая и привела к той кардинально изменившейся картине мира, имеющей место на территории бывшего СССР и ныне угрожающей всему человечеству.
            Оценка преступной роли как авторов, так и издателей, в растлении читателей и в увеличении количества жертв новейшей украинско-российской истории ещё ждёт своего беспристрастного исследования. Действующим лицам этого сегмента бизнес-деятельности было бы не лишне помнить о том, что в Нюрнберге в числе подсудимых был Юлиус Штрейхер, которого признали виновным исключительно за печатную пропаганду, а не за реальное участие в принятии решений о войне и геноциде.